Шизофрения и семья. Шизофрения и отношения (семья, любимые, близкие) - Это психоз! — LiveJournal

Разнообразие человеческих миров Волков Павел Валерьевич

7. Отношения в семье больного шизофренией

Одной из наиболее известных гипотез влияния матери и семьи на больного шизофренией является гипотеза «двойного зажима» (double bind) Г. Бейтсона /143/. «Ситуацию двойного зажима иллюстрирует анализ небольшого происшествия, имевшего место между пациентом-шизофреником и его матерью. Молодого человека, состояние которого заметно улучшилось после острого психотического приступа, навестила в больнице его мать. Обрадованный встречей, он импульсивно обнял ее, и в то же мгновение она напряглась и как бы окаменела. Он сразу убрал руку. «Разве ты меня больше не любишь?» - тут же спросила мать. Услышав это, молодой человек покраснел, а она заметила: «Дорогой, ты не должен так легко смущаться и бояться своих чувств». После этих слов пациент был не в состоянии оставаться с матерью более нескольких минут, а когда она ушла, он набросился на санитара и его пришлось фиксировать.

Очевидно, что такого исхода можно было избежать, если бы молодой человек был способен сказать: «Мама, тебе явно стало не по себе, когда я тебя обнял. Тебе трудно принимать проявления моей любви». Однако для пациента-шизофреника такая возможность закрыта. Его сильная зависимость и особенности воспитания не позволяют ему комментировать коммуникативное поведение матери, в то время как она не только комментирует его коммуникативное поведение, но и вынуждает сына принять ее сложные, путаные коммуникативные последовательности и как-то с ними справляться» /144, с. 5/.

Двойной зажим - противоречивые, путаные послания, которые больному запрещено комментировать, - нередко встречается в семьях больных шизофренией. Некоторыми приверженцами этой гипотезы шизофрения трактуется, как способ справиться с невыносимым противоречием двойного зажима. При такой трактовке шизофрения превращается в психогенную реакцию. Более реалистично предположить, что ситуация двойного зажима провоцирует возникновение болезни, но лишь у тех, кто к ней предрасположен или вызывает обострение, хронификацию уже имеющего место заболевания.

Другим известным термином является понятие «шизофреногенной матери» - schizophrenogenic mother /145/. Допустимо выделять, по крайней мере, два типа таких матерей. Первый тип - это стеничные, с паранойяльными чертами женщины, жестко гиперопекающие своих детей, планирующие для них программу всей жизни. Второй тип - так называемые «курицы-наседки». Большая часть их жизни посвящена бестолковому и неугомонному хлопотанию над своими чадами. Они боятся жизни, тревожны и неуверенны в себе. Подсознательно ощущая свою беспомощность, они вкладывают в детей все свои страхи и тревоги, как если бы это могло чем-нибудь помочь. В них самих отчетливо проглядывает шизофреническая разлаженность. Взаимоотношения матери и ребенка бедны душевным теплом. Они крепко объединены функциональной связью: матери есть на кого выплескивать свою тревогу перед жизнью, а испуганному ребенку есть за кого от этой тревоги прятаться. Обоим типам матерей иногда свойственно завуалированное внешней заботой эмоциональное отвержение детей. Отцы либо занимают комплиментарную позицию по отношению к материнскому способу воспитания, либо, отстраняясь, не принимают серьезного участия в воспитании ребенка. Художественный образ шизофреногенной матери представлен в композиции «Mother» из музыкального альбома «The Wall» группы Pink Floyd.

Э. Г. Эйдемиллер полагает, что больные шизофренией нередко воспитываются в духе доминирующей гиперпротекции в ригидной псевдосолидарной семье с жестко регламентированными внутрисемейными отношениями /146/.

Концепции двойного зажима, шизофреногенной матери, псевдосолидарной семьи представляют большой теоретический интерес и имеют основания в клинической реальности. Они помогают некоторым пациентам в понимании своей личной истории. Однако представляется важным подчеркнуть опасность генерализации этих концепций . Существует немало пациентов, для которых данные концепции не являются корректными. Неприятная сторона этих концепций состоит в том, что они имплицитно обвиняют родственников, особенно матерей, в страданиях пациента.

Конечно, в психотерапии предполагается, что пациент поймет, что родители сами не ведали, что творили, и старались, насколько могли, правильно его воспитать. В конце концов, родители стали шизофреногенными, потому что такими их сделала судьба и травмы собственного детства. Но это предположение может не оправдаться, и пациент затаит в душе обиду и даже агрессию к родным. Родственникам шизофренических людей и так очень тяжело. Думать, что они сами во всем виноваты, - жестоко и несправедливо, потому что, как показывает практика, многие из них самоотверженно служат своим детям и любят их. Необходимо осторожно и внимательно подходить к каждому индивидуальному случаю, проявляя уважение ко всем его участникам.

Существуют и точки зрения, которые «реабилитируют» близких даже тогда, когда сами больные прямо обвиняют их. Г. Е. Сухарева писала: «Характерной особенностью бредовых расстройств у подростков является также распространенность их бредовой настроенности главным образом на членов семьи, на самых любимых и близких людей (чаще всего на мать). Привязанность к близким обычно утрачивается задолго до возникновения явных бредовых идей» /119, с. 256/. Итак, не следует трактовать недоброе бредовое отношение подростков к своим родителям непременно как ответный знак на плохое родительское отношение. Часто это знак того, что у подростка до болезни была душевная близость со своими родителями.

Родственникам больных полезно объединяться в группы самопомощи, где они смогут делиться опытом, психологически и практически поддерживать друг друга, ибо, замыкаясь в своей беде, легко впасть в отчаяние.

Из книги "Мама, почему у меня синдром Дауна?" автора Филпс Каролина

Глава 12. Отношения в семье Меня часто спрашивают, как влияет Лиззи на наши семейные отношения. Что чувствуют ее отец, брат, сестра? Как воздействует такой ребенок на отношения мужа и жены?Эту беседу я записала, когда Нику было шесть, а Лиззи - восемь лет и девять месяцев.

Из книги Супружеская перестрелка с улетальным исходом. Как спасти отношения и стоит ли это делать автора Целуйко Валентина

ОТНОШЕНИЯ МАТЕРИ И ДЕТЕЙ В НЕПОЛНОЙ СЕМЬЕ, ОБРАЗОВАВШЕЙСЯ ВСЛЕДСТВИЕ РАЗВОДА РОДИТЕЛЕЙ В неполной семье одинокая мать имеет более выраженную установку на воспитание детей, чем мать в полной семье. Особенно это заметно в семье разведенных супругов. Процесс воспитания и

автора Ильин Евгений Павлович

ГЛАВА 19 Межличностные отношения и общение в семье Семья является еще одной важной сферой жизни человека, в которой имеет место постоянное и тесное общение и в которой складываются своеобразные межличностные отношения. Ведь брак определяется как юридически закрепленные

Из книги Психология общения и межличностных отношений автора Ильин Евгений Павлович

19.4. Отношения между супругами: кто в семье главный Кто главный в семье - муж или жена? Содержание понятия семейного главенства связывается с осуществлением управляющих (распорядительных) функций: общим руководством семейными делами, принятием ответственных решений,

Из книги Практикум по конфликтологии автора Емельянов Станислав Михайлович

Занятие 13.1. Практическое занятие по теме «Семейные отношения» (самооценка готовности к конструктивным взаимоотношениям в семье методом тестирования) Цель занятия. Закрепление знаний студентов по основным проблемам, связанным с семейными конфликтами, развитие у них

Из книги Онтопсихология: практика и метафизика психотерапии автора Менегетти Антонио

3.3. Плагиат, осуществляемый латентной шизофренией Большая часть людей, особенно те, чья психология успела приобрести жесткие формы, продолжает нести в себе обуславливающий семантический вектор, образованный фиксацией произошедшего плагиата. Эти люди уже обладают

Из книги Сердце разума. Практическое использование методов НЛП автора Андреас Коннира

Как улучшить отношения в семье Этот же самый метод оказался полезен и для семейных отношений. Фактически, основные положения данного метода были разработаны Вирджинией Сатир, являющейся пионером в семейной терапии. В следующей главе мы покажем, каким образом можно

Из книги Психоаналитическая диагностика [Понимание структуры личности в клиническом процессе] автора Мак-Вильямс Нэнси

Мания в сравнении с шизофренией Маниакальный индивид в психотическом состоянии может быть очень похож на шизофреника с острым гебефреническим эпизодом. Дифференциация этих двух состояний очень важна для правильного назначения медикаментозных средств. Оставим в

Из книги Брак и его альтернативы [Позитивная психология семейных отношений] автора Роджерс Карл Р.

Отношения в семье Хэл. Я думал, что когда Бекки переехала к нам, мой... мой старший сын... он так нуждался в любви, и у нас с ним был конфликт по этому поводу, иногда я очень сердился, потому что считал, что он требует от нее слишком много времени, а ведь ее время нужно было мне.

Из книги Философские сказки для обдумывающих житье или веселая книга о свободе и нравственности автора Козлов Николай Иванович

Нет больного – нет проблем… К доктору попал больной. Жалобы – ненасытный голод, жрет все подряд: соленое и сладкое, съедобное и нет. Вздутый живот не оставляет сомнений, печальные глаза родственников зовут к сочувствию. И доктор лечит больного – дай Бог ему

Из книги Психология взрослости автора Ильин Евгений Павлович

12.5. Вдовство и отношения в семье Общеизвестно, что вдов много, а вдовцов мало (к 65 годам и старше на 8,5 млн вдов приходится только 1,9 млн вдовцов). Поэтому после смерти мужа у вдовы, даже не имеющей ребенка, мало шансов выйти замуж вторично. Оставшись в преклонном возрасте

Из книги Суицидология и кризисная психотерапия автора Старшенбаум Геннадий Владимирович

СУИЦИДАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ БОЛЬНЫХ ШИЗОФРЕНИЕЙ М.Г. Гулямов и Ю. В. Бессонов (1983) отмечают высокую частоту суицидных попыток у больных прогредиентной параноидной формой шизофрении с синдромом Кандинского-Клерамбо - у половины больных, из них у 15% они закончились летально. На

Из книги Психологические рисуночные тесты автора Венгер Александр Леонидович

Конфликтные отношения в семье У семилетнего Саши К. в рисунке семьи представлена сплоченная группа, состоящая из бабушки, мамы и папы, а он сам нарисован в стороне, резко уменьшенного размера (рис. 153). Особенно мала голова, размер которой в наибольшей мере отражает

Из книги Семейные секреты, которые мешают жить автора Кардер Дэйв

Почему столь важны близкие отношения в семье? Потому что ни один человек сам по себе не является завершенной личностью. Бог устроил человека так, что для продвижения по пути совершенства нам необходимы отношения. Без отношений мы не в состоянии взрослеть, расти и ощущать

Из книги Полезная книга для мамы и папы автора Скачкова Ксения

Из книги Сон - тайны и парадоксы автора Вейн Александр Моисеевич

Семейные теории шизофрении появились в рамках психодинамической традиции. В 1940-х гг. в этой традиции возникло движение, акцентирующее внимание на семье в целом, а не на отдельном пациенте. В случае шизофрении предположили, что симптомы развиваются в качестве реакции на патологические отношения в семье или на аномальный способ общения в семье. Сторонники этих теорий применяли живую терминологию, которая стала применяться в быту и в литературе. Например, в 1948 г. Фрида Фромм-Рейхман произнесла фразу: «Мать, провоцирующая шизофрению», а в 1956 г. Бетсон выдвинул гипотезу «двойных связей».

Бетсон предположил, что в некоторых семьях родители постоянно дают детям двусмысленные и противоречивые указания. Такой способ общения продолжает долгое время влиять на ребенка, так что в дальнейшей жизни такой человек может тоже общаться неправильным образом, что приведет к диагнозу шизофрении. В последующем некоторые авторы разработали эту гипотезу. Лидс с коллегами предположили, что аномалии в отношениях родителей (отклонения семейных отношений и их разрыв) могут привести к тому, что ребенок не сможет нормально общаться с людьми вне семьи. Уайн и Зингер выдвинули гипотезу того, что ребенок учится неправильной речи от отца и матери, и потом этот ребенок, когда вырастет, будет иметь трудности в общении с другими людьми и может даже думать способом, который покажется другим людям нелогичным и неправильным. Эти идеи предвосхитили работу Р. Д. Ланга, который написал ряд книг о шизофрении, среди них наиболее примечательны «Разделенная личность», «Безумие и семья». Он заявил, что шизофрения является разумным ответом на безумие мира. Ланг писал ярким языком, и в книге «Разделенная личность» состояние пациентки, которую не понимали те, кто оказывал ей медицинскую помощь и заботился о ней, вызывает потрясение:

«Джоан - женщина двадцати шести лет. Ее болезнь проявилась в первый раз, когда ей было семнадцать лет. Джоан была холодна, замкнута, подозрительна и держалась особняком. У нее были активные слуховые и визуальные галлюцинации. Она ничего не хотела делать в больнице и часто впадала в такой ступор, что от нее было трудно получить хоть какой-нибудь ответ. Если врачи настаивали на необходимости лечения, она замыкалась и сопротивлялась или со злобой отвечала, что хочет, чтобы ее оставили одну. Ею было сделано три попытки самоубийства, она пыталась порезаться битым стеклом или принимала большие дозы седативных препаратов. Джоан говорит: „Мы, шизофреники, говорим и делаем много важных вещей и потом смешиваем важные вещи со всем этим, чтобы увидеть, делает ли доктор достаточно усилий, чтобы увидеть и понять их“. Джоан приводит другие примеры: „Пациенты смеются и становятся в позу, когда они видят доктора, который говорит, что он поможет, но в реальности не хочет или не может сделать этого. Принимать позу для девушки - значит быть соблазнительной, но это также попытка отвлечь врача от всех функций ее таза. Пациенты стараются направить и развлечь его. Они стараются угодить доктору, но также смутить его, чтобы он не начал говорить о чем-то важном. Когда вы находите тех, кто действительно поможет вам, вам не нужно их развлекать. Вы можете действовать нормально. Я могу чувствовать, когда доктор не только хочет, но может помочь, и поможет“.


Джоан привела несколько примеров того, как шизофреники стараются обрести уверенность в том, что они реальны, путем понимания того, что их видят, и тогда они по крайней мере знают, что находятся „здесь“. Шизофреник не может поддерживать в себе эту уверенность из внутренних источников.


„Пациенты кричат, дают друг другу пинки, дерутся, когда они неуверены, что доктор может их увидеть. Это так ужасно - сознавать, что доктор не может увидеть вас по-настоящему, что он не может понять, что вы чувствуете, и что он продолжает придерживаться своих собственных представлений о вас. Я начала думать, что я практически невидима или вообще что меня здесь нет. Я должна произвести шум, чтобы увидеть, что доктор ответит именно мне, а не своим идеям обо мне“.


Относительно самой себя эта пациентка повторно противопоставляет свое реальное существование послушному существу, которого не существует, которое фальшиво. Разделение ее „реальной личности“ с ее телом живо выражено в следующем тексте:


„Если вы просто трахнули меня, это разрушит все. Это убедит меня, что вас интересует только получение удовольствия от моего животного тела и что вас совершенно не заботит та часть, которая является личностью. Это будет означать, что вы использовали меня как женщину, в то время как я ею не являлась, я нуждалась в помощи, чтобы вырасти в женщину. Это означало бы, что вы видите только мое тело и не можете увидеть настоящую меня, которая все еще оставалась маленькой девочкой. Настоящая я должна была находиться на потолке, наблюдая, как вы делаете разные вещи с моим телом. Вы, наверное, были бы довольны, если бы реальная я умерла. Когда вы кормите девочку, вы заставляете ее ощущать, что ее тело и ее личность желанны. Это помогает ей ощущать их единство. Когда вы трахаете ее, она может ощущать, что ее тело отделилось и умерло. Люди могут трахать мертвые тела, но они никогда не кормят их“.


Ее „реальная личность“ стала начальным пунктом развития общего состояния. Эта „реальная личность“, однако, была недоступна из-за опасностей, которые ей угрожали, но также и потому, что она была насыщена ненавистью и разрушительным потенциалом, и ничто не могло выжить, войдя в эту область.


„Опросы были единственным местом, где я чувствовала себя в безопасности быть самой собой, могла описать все свои чувства и видеть, и не бояться, что вы расстроитесь и оставите меня. Мне нужно, чтобы вы были большой скалой которую я могу толкать и толкать, а вы все равно не укатитесь и не оставите меня. Со всеми остальными я старалась изменить себя, чтобы понравиться им“.»

К сожалению, живые и острые описания недостаточны. Гипотезы должны выдвигаться и проверяться на научной основе. Гипотеза «двойной связи» и ее варианты не выдержали экспериментальной проверки. Обследование Уайном и Зингером родителей тех, кто страдал шизофренией, являются хорошим примером тщательно проведенных экспериментов. Авторы предположили, что если шизофрения вызвана неправильным общением родителей, то можно найти различия в речи этих родителей и речи родителей пациентов с другими заболеваниями. Они сделали запись речи родителей пациентов с шизофренией и речи других родителей. На основании этих записей часто было возможно отличить, где речь родителей больных шизофренией. Уэйн и Зингер выработали шкалу «нарушений общения». Показатели при ее использовании были значительно выше у родителей больных шизофренией. В 1976 г. Стивен Хирш и Джулиан Лефф постарались воспроизвести эту работу, но не смогли сделать это. Несмотря на то, что количество очков по нарушению общения было выше у родителей шизофреников, наблюдалось очень существенное перекрывание между их очками и количеством очков в других группах. Кроме того, Хирш и Лефф нашли, что практически вся разница получалась благодаря небольшой группе родителей, у которых были очень высокие показатели по шкале. Они более подробно проанализировали записи речи этих родителей и нашли, что эти родители говорили гораздо больше, чем другие родители. Когда было принято во внимание гораздо большее количество речи у родителей пациентов с шизофренией, показатели по шкале отклонений оказались такие же, как у других.

17. Гласвеговский психиатр Р. Д. Ланг (1927–1989) разработал романтический подход к шизофрении как к реакции на непереносимый стресс в семье и обществе, и тогда в правильных условиях возможны улучшение и восстановление.


Это наблюдение совпадает с клиническим опытом. Родители молодых людей с шизофренией часто много говорят с персоналом учреждений здравоохранения, но им есть о чем поговорить. Сегодня проводится очень мало такой работы в семьях. Быть родителями больного шизофренией - достаточно большое горе, чтобы еще говорить этим людям, что они могут быть причиной этого несчастья. Возникновение таких групп поддержки, как Национальное объединение шизофрении, и их возрастающая способность быть услышанными ясно показала, насколько пагубными были эти идеи для многих людей.

Каждому знаком естественный страх перед сумасшествием. Ведь душевная болезнь разрушает сознание человека, и он становится невменяемым, а иногда и опасным. Что делать и как себя вести, если близкий страдает серьезным психическим заболеванием – шизофренией? В общении с такими людьми важно соблюдать определенные правила.

Необходимо помнить, что психически нездоровый человек смотрит на любую жизненную ситуацию другими глазами, нежели вы – через «кривое зеркало» своей болезни. Его эмоции, ощущения истощены и повреждены. Больные шизофренией нередко переживают галлюцинации, одержимы бредовыми идеями, могут впадать в апатию и терять связь с окружающим миром.

Все это приводит к тому, что в ответ на обычные слова, фразы и действия близких люди с дефектом сознания часто выдают абсолютно неадекватные реакции – обиды, придирки, гнев, обвинения. Жизнь с шизофреником в семье по-настоящему нелегка.

В период просветления разума шизофреник, осознавая, что сходит с ума, переживает страшные душевные муки, страх, ужас и стыд своего положения. Все это сопровождается плохим физическим самочувствием, головными болями, депрессиями. И это также сказывается на взаимоотношениях с окружающими людьми.

Чего нельзя делать в общении с шизофрениками

Чтобы помочь здоровым людям, которым важно знать, как вести себя с шизофреником — женщиной или мужчиной, клинические психологи и психиатры разработали ряд рекомендаций. Самое главное правило, которое стоит запомнить — в общении с людьми, страдающими душевными расстройствами, ни в коем случае нельзя провоцировать либо раздувать спорную ситуацию:


Обратите внимание! Особенную осторожность нужно соблюдать в семьях, где болен мужчина, а присматривает за ним женщина. Рекомендации, как вести себя матери с шизофреником-сыном или жене с нездоровым мужем будут те же, но дополнительно надо учитывать еще и тот факт, что мужчина физически сильнее, то есть и последствия открытого скандала могут быть гораздо более серьезными – не все страдающие шизофренией люди способны контролировать вспышки агрессии.

Если больной ведет себя агрессивно

Симптоматика шизофрении включает в себя и галлюцинации, и бредовые идеи, содержание которых часто делает страдающих этой болезнью агрессивно настроенными к окружающему миру.

Как вести себя с шизофреником, если он возбужден, раздражен и негативно настроен? Необходимо действовать определенным образом:

  • убедитесь, что не нарушен режим приема лекарственных препаратов, а если больной отказывает их принимать, подмешайте препарат в еду или питье;
  • по возможности постарайтесь совсем избежать общения, не участвовать в диалоге — часто этого достаточно, чтобы разбуянившийся больной сам со временем успокоился;
  • не повышайте голос, разговаривайте спокойно, размеренно, это будет способствовать расслаблению психически нездорового человека, тогда как ответный крик только усугубит его приступ;
  • старайтесь не смотреть ему в глаза, это может быть расценено больным как агрессия;
  • уберите подальше все опасные предметы (колюще-режущие, подходящие для удара и т.п.), делайте это максимально незаметно, чтобы не спровоцировать очередную ссору;
  • удалите людей, которые способствуют раздражению и вспышкам негатива у душевнобольного человека.

Если ситуация вышла из-под вашего контроля, и масштаб приступа вас пугает – немедленно обращайтесь за медицинской помощью. Всегда помните, что человек, страдающий психической патологией, представляет реальную опасность как для близких, так и для себя самого.

Общие правила поведения с больными шизофренией

Если ваш близкий душевно нездоров — это тяжелое испытание. Но важно осознавать, насколько состояние душевнобольного зависит от того, правильно ли ведут себя родные люди, семья, друзья. Это влияние огромно!

Врачи особенно подчеркивают, что при правильном общении с близкими людьми многие больные шизофренией живут полноценной жизнью. Иногда устойчивая ремиссия может продолжаться десятилетиями. Тогда как без помощи участь пострадавших от этой патологии часто печальна, болезнь быстро прогрессирует, делая человека полным инвалидом.

Общие правила домашнего ухода за психически нездоровыми людьми несложны, главное — следовать им неукоснительно:

  • следите, чтобы все рекомендации лечащего врача выполнялись: лекарства должны приниматься в полном объеме и в срок, недопустимы самовольная отмена приема препаратов либо изменение рекомендованных дозировок, также больной должен посещать необходимые сеансы психотерапии;
  • важно соблюдение принципов здорового образа жизни и личной гигиены: отказ от вредных привычек, соблюдение режима дня, умеренные физические нагрузки, поддержание чистоты тела и помещения, порядка в вещах и личном пространстве;
  • даже если больной не работает, нужно задействовать его в делах по дому, найти возможные и интересные виды деятельности, так как трудотерапия является одним из эффективных методов профилактики и реабилитации при шизофрении;
  • также очень важно общение с семьей, родными, доброжелательно настроенными к нему людьми.

Все это будет делать жизнь шизофреника максимально спокойной, комфортной для него, огражденной от стрессовых ситуаций.

Общаясь с психически нездоровым человеком, всегда помните о необходимости терпения и сострадания. Изучайте природу этой болезни, полученные знания помогут вам лучше понять, что происходит в душе страдающего от болезни человека.

Дополнительная информация на видео. Врач-психотерапевт, кандидат медицинских наук Галущак А. рассказывает о социальной адаптации шизофреников и дает рекомендации родственникам.

Ведите себя осторожно и бережно, очень важно сохранять хрупкое доверие между вами. Жизнь шизофреника наполнена страхами, подозрениями. К тому же многие больные мучительно переживают факт своей болезни, стыдятся ее. Часто их бредовые идеи и галлюцинации сообщают им о том, что мир вокруг них враждебен и полон опасностей, а люди желают зла. Все это делает шизофреника раздражительным и агрессивным. Доверие к вам поможет близкому человеку сохранить связь с реальностью.

Разделяйте в своем сознании личность пациента и его болезнь. Это очень сложно и требует постоянных усилий. Но только так можно не озлобиться в ответ на распространенное поведение людей с патологией сознания: подозрительность, злобу и обвинения в свой адрес.

При необходимости дистанцируйтесь. Помните, что договориться с больными шизофренией возможно далеко не всегда. Иногда лучше и правильнее будет просто избегать ссоры.

Поддерживайте больного человека. Верьте сами в успешность лечения, в возможность полноценной и счастливой жизни для него. Ваши убеждения непременно окажут положительное влияние на настроение и состояние больного – конечно, при правильном лечении, подобранном врачами.

Современный мир зачастую жесток к людям, попавшим в беду. Нередко близкие, друзья и даже члены семьи просто бросают людей, ставших жертвой психического заболевания. Оказавшись в социальной изоляции, душевнобольные часто лишаются имущества и оказываются на самом дне жизни. Тогда как элементарные знания о болезни, участие, терпение и любовь дают пациенту шанс на здоровую и счастливую жизнь.

1

Цель: изучить генетические особенности семейных случаев параноидной шизофрении в сопоставлении со спорадическими у русских на примере популяции Саратовской области. В исследовании принимали участие больные параноидной шизофренией с семейной отягощенностью по шизофрении (n=30) и больные параноидной шизофренией без наследственной отягощенности по заболеванию (n=140). Исследовали полиморфизм Val66Met (аллели Val и Met) – для гена мозгового нейротрофического фактора (rs6265 G>A), полиморфизм С939T (аллели С и Т) гена рецептора дофамина 2-го типа DRD2 (rs6275C>T) и полиморфизм T102C (аллели Т и С) гена 5-HTR2A (rs6313), кодирующего рецептор серотонина типа 2А. В результате проведенного исследования подтверждено наличие генетических особенностей семейной параноидной шизофрении, для которой характерны преобладание наследования по материнской линии, более высокая частота генотипа ТТ для полиморфизма C939T гена DRD2 (rs6275). Дальнейшее изучение молекулярно-генетических особенностей семейных форм позволит приблизиться к пониманию механизмов этиопатогенеза шизофрении.

семейные случаи

параноидная шизофрения

1. Голимбет В.Е. Генетика шизофрении // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. – 2003. № 3. – С. 58–67.

2. Кудлаев М.В. Клинико-социальное исследование больных семейной шизофренией: дисс….. канд. мед. наук. – М., 2008 – С. 5–151.

3. Сухоруков B.C. Митохондриальная патология и проблемы патогенеза психических нарушений // Журнал неврологии и психиатрии им. C.C. Корсакова. – 2008. - Т. 108, № 6. – С. 83–90.

4. Aberrant tyrosine transport acrossthe fibroblast membrane in patients with schizophrenia-indications of maternal inheritance? / Flyckt L, Edman G, Venizelos N, Borg K. // J Psychiatr Res. 2011. Vol. 45. P. 519-525.

5. Li X, Sundquist J, Sundquist K. Age-specific familial risks of psychotic dis-orders and schizophrenia: a nation-wide epidemiological study from Sweden // Schizophr Res. 2007. Vol. 97. P. 43–50.

6. Morris G, Berk M. The many roads to mitochondrial dysfunction in neuroimmune and neuropsychiatric disorders // BMC Med. 2015 Apr 1;13:68. doi: 10.1186/s12916-015-0310-y. URL: http://www.biomedcentral.com/1741-7015/13/68 (date accessed: 10/10/2015).

Этиология и патогенез шизофрении в настоящее время недостаточно выяснены. Тем не менее генетическая гипотеза шизофрении общепризнана. В основе ее лежат результаты изучения наследственного предрасположения при шизофрении, показавшие накопление случаев болезни в семьях больных шизофренией, данные о конкордантности близнецов по шизофрении. Существование семейных случаев шизофрении подтверждает наследственную природу заболевания. Генетическая детерминированность с полигенным неменделевским типом наследования, которая присуща шизофрении, определяется не одним конкретным геном, а совокупностью вариантных аллелей в нескольких локусах хромосом, создающих наследственную предрасположенность к развитию заболевания . Современные молекулярно-генетические исследования шизофрении уделяют особое внимание риску заболеваемости для родственников, частоте, типу наследования, прогнозу для последующих поколений. Актуальность проблемы связана с относительно высокой частотой семейных случаев шизофрении в популяции больных эндогенными психозами. Сообщается о клинических особенностях семейных случаев шизофрении с преобладанием параноидной формы .

Цель исследования

Изучить генетические особенности семейных случаев параноидной шизофрении в сопоставлении со спорадическими.

Материалы и методы

Нами были обследованы 206 больных параноидной шизофренией (97 женщин, 109 мужчин; возрастной диапазон - от 18 до 60 лет включительно; средний возраст в годах = 31,2±0,71), русских по национальности, с различной продолжительностью заболевания, поступивших для лечения в психиатрические стационары г. Саратова и Саратовской области по поводу обострения шизофренического процесса. Основными критериями отбора являлись верифицированный стационарным обследованием диагноз параноидной шизофрении «F20.0» (в соответствии с диагностическими критериями МКБ-10), соматическое благополучие. Критериями исключения являлись наличие сопутствующих психических расстройств, черепно-мозговая травма в анамнезе, отказ сотрудничать в ходе проведения интервьюирования.

Анамнез и демографические данные собирались в ходе клинического интервьюирования и во время работы с картами стационарного больного. Диагноз психического расстройства определялся с помощью диагностических критериев Международной классификации болезней десятого пересмотра МКБ-10.

У 36 пациентов достоверной и непротиворечивой информации о наследственной отягощенности по шизофрении в процессе детального изучения генеалогического древа выявить не удалось. У 140 обследованных пациентов (63 женщины, 77 мужчин) наследственная отягощенность по шизофрении отсутствовала, у 30 пациентов (19 женщин, 11 мужчин) случай шизофрении был определен как семейный, что составило 17,6%. Случай шизофрении определялся как семейный при наличии у пациента как минимум одного родственника (бабушки-дедушки, тети-дяди, родители, братья, сестры и дети) с данным заболеванием. Генотипированы и обследованы были только пробанды.

Исследование было одобрено Этическим комитетом ГБОУ ВПО «Саратовский государственный медицинский университет им. В.И. Разумовского» (протокол № 2 от 13.10.2009 г.). Все обследованные дали информированное согласие на участие в исследовании.

Материалом исследования являлась периферическая венозная кровь пациентов, взятая из кубитальной вены. Материалы для генотипирования отправлялись в лабораторию клинической генетики НЦПЗ РАМН (зав. лабораторией д.б.н. В.Е. Голимбет), где из образцов крови выделяли ДНК с помощью фенол-хлороформного метода. Исследовали полиморфизм Val66Met (аллели Val и Met) - для гена мозгового нейротрофического фактора (rs6265 G>A), полиморфизм С939T (аллели С и Т) гена рецептора дофамина 2-го типа DRD2 (rs6275C>T) и полиморфизм T102C (аллели Т и С) гена 5-HTR2A (rs6313), кодирующего рецептор серотонина типа 2А.

Исследование взаимосвязи межу парами дискретных качественных признаков проводилось с использованием анализа парных таблиц сопряженности. Помимо оценок критерия Пирсона Хи-квадрат и достигнутого уровня статистической значимости этого критерия, вычислялась оценка интенсивности связи анализируемых признаков с помощью V-коэффициента Крамера. Данная часть статистического анализа выполнена в Центре «Биостатистика» (руководитель к.т.н. Леонов В.П). Процедуры статистического анализа выполнялись с помощью статистических пакетов SAS 9.3, STATISTICA 10 и IBM-SPSS-21. Критическое значение уровня статистической значимости при проверке нулевых гипотез принималось равным 0,05. В случае превышения достигнутого уровня значимости статистического критерия этой величины принималась нулевая гипотеза.

Результаты

Была обнаружена низкая частота повторяемости шизофрении в исследованных нами семейных случаях (2, реже 3 пациента в одной семье), что согласуется с литературными данными и свидетельствует в пользу неменделевского типа наследования и полигенной расположенности к шизофрении .

В пяти случаях (16,7%) секундарные шизофренические психозы отмечались у братьев и сестер пробандов. В 16 наблюдениях (53,3%) родоначальниками заболевания являлись матери или родственники пробандов по материнской линии, в 9 наблюдениях (30%) - отцы или родственники пробандов по отцовской линии. Полученные результаты подтверждают мнение о наличии тенденции к материнскому типу наследования у больных шизофренией , что может быть объяснено вовлечением митохондриального генома в процессы наследования шизофрении .

Был проведен анализ частот аллелей для полиморфизмов rs6265, rs6275, rs6313 у больных параноидной шизофренией с учетом семейного анамнеза. У обследованных больных, имеющих родственников с шизофренией, встречаемость аллеля С полиморфизма С939T гена DRD2 в генотипе была значимо меньше, чем у пациентов без семейной отягощенности по шизофрении. Частоты аллелей полиморфизмов rs6265 и rs6313 не различались между группами семейного и спорадического вариантов параноидной шизофрении (табл. 1).

Таблица 1

Частота аллелей в изученных полиморфных участках у больных параноидной шизофренией в группах с наличием (n=30) и отсутствием (n=140) семейной отягощенности

Ген BDNF (rs6265)

Ген DRD2 (rs6275)

Ген 5-HTR2A (rs6313)

Семейные случаи

Спорадические

V-критерий Крамера

На следующем этапе проведен анализ частот генотипов изучаемых полиморфизмов в группах больных шизофренией с учетом семейного анамнеза. Среди семейных случаев параноидной шизофрении значимо чаще, чем в группе больных без семейной отягощенности по заболеванию, встречался генотип ТТ для полиморфизма Cг939T гена DRD2 (rs6275). При сравнении встречаемости генотипов полиморфизмов rs6265 и rs6313 между группами больных параноидной шизофренией с учетом семейного анамнеза различий выявлено не было. Полученные результаты наглядно представлены в таблице 2.

Таблица 2

Частота генотипов в изученных полиморфных участках страдающих параноидной шизофренией в группах с наличием (n=30) и отсутствием (n=140) семейной отягощенности

Ген BDNF (rs6265)

Ген DRD2 (rs6275)

Ген 5-HTR2A (rs6313)

Семейные случаи

Спорадические

V-критерий Крамера

Примечание. Приведена частота генотипа; в скобках - число носителей

В результате проведенного исследования подтверждено наличие генетических особенностей семейной параноидной шизофрении, для которой характерны преобладание наследования по материнской линии, более высокая частота генотипа ТТ для полиморфизма C939T гена DRD2 (rs6275). Дальнейшее изучение молекулярно-генетических особенностей семейных форм позволит приблизиться к пониманию механизмов этиопатогенеза шизофрении.

Рецензенты:

Барыльник Ю.Б., д.м.н., заведующий кафедрой психиатрии ГБОУ ВПО «Саратовский государственный медицинский университет им. В.И. Разумовского» Минздрава России, заместитель главного врача ГУЗ «Областная клиническая психиатрическая больница Святой Софии», главный внештатный детский специалист-психиатр Министерства здравоохранения Саратовской области, г. Саратов;

Семке А.В., д.м.н., профессор, заместитель директора по научной и лечебной работе федерального государственного бюджетного учреждения «Научно-исследовательский институт психического здоровья» Сибирского отделения Российской академии медицинских наук, г. Томск.

Библиографическая ссылка

Колесниченко Е.В. ГЕНЕТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ СЕМЕЙНЫХ СЛУЧАЕВ ПАРАНОИДНОЙ ШИЗОФРЕНИИ // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 6.;
URL: http://сайт/ru/article/view?id=22891 (дата обращения: 25.11.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»

Я живу и иногда забываю кто я, что я из себя представляю в обществе, в социуме. Но рынок человеческих отношений на то и рынок, что надо помнить, что ты из себя представляешь на уровне общества, то будут видеть в тебе другие.
Я построила, я нарисовала себе картину того, как я смогу жить и с кем я смогу жить на основании того кто я такая, но эта картина с трудом реализуема. Мир (люди, жизнь, социум) предъявляет к нам требования того самого жесткого отбора, который проходят только сильные, красивые, и такие как все, по крайней мере у нас - в России. За рубежом все иначе, но не о нем сейчас речь.
Этому отбору подвергаем и мы друг друга, волей неволей, так или иначе. Мы не говорим об этом вслух. Но что случается с людьми, у которых недостаточно качеств, критериев для прохождения этого отбора? С людьми с психическими расстройствами. На самом деле многие из вас даже не подозревают о том, что например, в институте, вы учитесь рядом с таким человеком, он может много пропускать, он обычно выпадает из коллектива. Но с годами человек учиться маскироваться в обществе и носить маску похожую на ваши лица.

Я с удивлением прочитала сегодня, что шизофрения - болезнь 20 века. Что около 1% населения земли страдает этим расстройством. Стоит учесть, что шизофрения о которой я пишу здесь - это не тот вид расстройств, которые выбивают человека из колеи жизни на все сто процентов, или сужают круг его потребностей до банального больничного ухода - покормить, уложить, (хотя при тяжелых вариантах болезни, или при трудных условиях жизни часто доходит до этого - пример - множество пожилых женщин и мужчин в психиатрических больницах, в историях болезни которых нет ни алкоголя, ни наркотиков - жизнь довела.)
Люди, у которых эта группа расстройств (то что именуют шизофренией, маниакально - депрессивным психозом, биполярным расстройством, и имеет массу симптомов, итд) такие же живые люди, большинство из них не лежат в больницах, не нуждаются в постоянном врачебном уходе и наблюдении - только во время обострений, которые могут быть не очень частыми (1-3 раз в год) или вообще не быть. Но таким людям нужны, как мне понравилась формулировка в одной статье для родственников больных, «щадящие» условия жизни. Многие из таких людей не могут работать, а если могут то это обычно временные работы, дающиеся с трудом. Другие (с несколько иными особенностями) напротив - могут трудиться на постоянной спокойной не требующей напряжения работе, которая, как правило, очень низко оплачивается - обычно это несложная работа руками, или спокойная работа с бумагами. Но и те и те не могут обеспечить сами себе тех самых «щадящих условий», у нас полагается инвалидность всем этим замечательным людям, но я не буду называть цифры, которые выплачиваются по инвалидности, они не покрывают даже питание на пол месяца.
Есть люди у которых были проявления болезни однократно, как срыв, и не возвращались, такие люди ничем не отличаются от всех - ни социально ни в общении, разве что предрасположенностью, но ведь кого угодно можно довести до ручки.

«Чистота мировосприятия и инфантильность», творчество, оригинальное мышление - милые особенности, такие привлекательные, присущие почти всем этим людям. Но оборотная сторона, та, которую видят только те, кто живет рядом с ними, те, кто взял на себя ответственность - видят и переживают на себе все - от нервозности, перепадов настроения, неадекватного восприятия мира вокруг, замкнутости, безысходности, пароноидальных идей и мыслей, до невозможности обеспечить себя, позаботиться о себе. Такие люди нуждаются в заботе, их надо оберегать от мира «за стенами», чтобы он не уничтожил их, чтобы они тоже могли быть счастливы. Рядом с ними можно быть счастливыми, но для этого человеку рядом нужно понимать все это и быть сильнее, быть готовым оберегать.

Я хотела бы узнать, прочитать, если здесь есть те, кто тоже относится к этому 1% населения, как у вас складываются отношения с любимыми, с близкими, с родственниками. Как вы живете, кто эти люди, что рядом с вами. Есть ли у вас семьи, есть ли у вас любимый или любимая, что счастлив(а) быть рядом. И возможно ли быть счастливым? Есть ли такие, кто может выдержать, заботиться и оставаться рядом, быть сильнее «болезни» или если не нравиться слово болезнь - сильнее ваших «особенностей»?